Адрес для заявок:
ancients-10@yandex.ru


О проекте Новости Список заявок Правила Регионы Информаториум LJ коммьюнити проекта
Египет Митанни Вавилонское царство Хеттское царство Ашшур Мат-тамтим Критское царство Микенское царство Древние Цивилизации: Регионы –> Хеттское царство –> Литература - присяга, пример жанров.


До нас дошло также несколько отрывков переводной литературы, вышедшей из-под
резца хеттских поэтов, в первую очередь таблички с фрагментами из шумеро-вавилоно-
ассирийского эпоса о Гильгамеше; по своей точности и отшлифованности эти переводы
отвечают современным критериям. Из многих мифов, оригинальных и переработанных,
более всего заслуживают упоминания два: миф о сражении бога Грозы с демоном-змеем
Иллуянком (с иллюстрациями к нему мы сталкиваемся на многих рельефах) и миф о боге
растительности Телепинусе (напоминающий шумеро-вавилонские мифы, а также мотив,
встречающийся в разных вариантах вплоть до новейших времен); зимой этот бог покидает
землю, и на ней гибнет вся жизнь и наступают голод и нужда. Бог Грозы отправляется на его
поиски, проносится по горам и долам, но тщетно. Потом ищет его орел — тоже безуспешно.
Наконец заснувшего Телепинуса находит пчелка, будит и зовет назад. С возвращением бога
наступает весна, жизнь природы и людей обновляется.

Хотя темы хеттских мифов часто неоригинальны, в характере их обработки
сказывается чисто хеттское творческое начало: мы находим в них своеобразные метафоры и
параллели, эпическое повествование перемежается диалогом. Этот эффектный
художественный прием знаком нам по завещанию Хаттусилиса, но отнюдь не по
предшествующему литературному развитию других народов.

Хетты наполняют поэтическими образами и выражениями и произведения писарского
искусства (мы не можем сказать в данном случае — «литературы»), как правило, бывающие
отменно скучными и сухими: служебные формуляры, заключительные клаузулы договоров,
судебные протоколы, предписания для проведения религиозных церемонии. Особенно сочны
в них проклятия и заклинания от злых демонов; то же
относится и к заклинаниям от домашних свар.

Посмотрим теперь, как выглядел, например, официальный акт воинской присяги
(торжественность его у народа воинов нам вполне понятна). Перед выстроенными рядами
пехоты, вооруженной копьями и мечами, и воинами боевых колесниц с пиками, луками и
щитами под пение труб и барабанный бой появлялся военачальник со священнослужителем.
Ответив на общее дружное приветствие, военачальник приказывал сделать несколько шагов
вперед воинам первого ряда, клал им в руки пивцой хлеб, из которого, после того как он был
размолот и подвергнут дальнейшей обработке, приготовлялось пиво, и провозглашал: «Как
этот хлеб, пусть будет размолот изменивший своей присяге!». Войско хором отвечало: «Да
сбудется!». Потом он давал им солод со словами: «Как бесплоден этот солод, которого
нельзя употребить ни на посев, ни на выпечку хлеба, пусть будут бесплодны и жена и скот
изменившего своей присяге!». Затем приказывал принести женское платье, кудельник и
зеркало: «Пусть станут женщинами те мужи, что нарушат свою присягу, пусть носят
женскую одежду, а вместо оружия — кудельник и зеркало!». Наконец, он выводил слепого и
глухого: «Пусть ослепнет и оглохнет изменивший своей присяге!». Собравшееся войско
каждый раз отвечало: «Да сбудется!». Разве эта драматическая сцена недостойна пера
Толстого, кисти Веласкеса, музыки Бетховена?

Необходимо упомянуть еще об одном литературном жанре, которого до хеттов не
существовало и который после них вновь появился еще очень не скоро. Это короткие
рассказы, получившие у историков культуры название «записей недосмотров и глупостей».
Возникли они, вероятно, из служебных актов, а по форме своей это лаконичные портретные
зарисовки (или скорее даже — зеркальные изображения) неспособных и нечестных
чиновников, которые плохо служат царю, судей-бюрократов, затягивающих решение дел на
десятилетия и теряющих судебные протоколы, и так далее. Прямо просится на страницы
газеты в качестве фельетона история о полководце, совершающем ошибку за ошибкой, но
более обеспокоенном составлением победных реляций своему монарху, чем заботой о
реальной победе. Для хеттов это скорее всего было не просто «юмористическое чтение»;
весьма возможно, что они относили эти миниатюры к тематическому разряду
«назидательной литературы», так как каждый случай нечестности, вероломства и тому
подобное заканчивается смертью виновного. Так или иначе: это первый литературный жанр,
который борется против бездарности, нечестности и ограниченности с помощью критики.




Дата последнего изменения: 23.05.2010 в 14:54