Адрес для заявок:
ancients-10@yandex.ru


О проекте Новости Список заявок Правила Регионы Информаториум LJ коммьюнити проекта
Египет Митанни Вавилонское царство Хеттское царство Ашшур Мат-тамтим Критское царство Микенское царство Древние Цивилизации: Регионы –> Хеттское царство –> Преступления и наказания :)


Преступления и наказания

Карательные нормы составляют главное содержание ХЗ: здесь право рабовладельческого общества выступает прежде всего как система жестоких наказаний за посягательство на основы рабовладельческого строя, на государство и семью, личность и собственность рабовладельца, как орудие классовой расправы с производителями материальных благ — рабами, а в целом — как устрашающая наказаниями система мер подавления всякого сопротивления классовой воле рабовладельцев, организованных в государство и выражающих свою волю в действующем праве.

Отсюда, прежде всего, резко выраженная классовая природа наказаний: Так мы видели, например, за убийство свободного убийца должен в возмещение дать четырех человек, а за убийство раба — только двух , в возмещение имущественного ущерба, понесенного господином раба. Затем, подавляющая масса преступлений карается, как мы видели, только уплатой возмещения вреда (что означает более высокий уровень права, чем талион); исключение составляют преступления против государства, религии и устоев семьи, имущественно невозместимые и требующие личного наказания вплоть до смертной казни, так как это преступления, затрагивающие, коллективные интересы господствующего класса.36)

ХЗ знают преступления: 1) против государства, как совокупного рабовладельца, 2) против личности (действительного или потенциального рабовладельца); 3) против его собственности и 4) против устоев его семьи.
1. Преступления против государства и близкие к ним

а. ЗТ устанавливает особый порядок судебного преследования по делам о государственных преступлениях, совершенных царем, членами царского дома и высшими сановниками — членами совета. В целях прекращения кровной мести в среде царских родичей и сановников Телепин считал возможным не карать этих преступлений смертью, а ограничиться обращением виновных в рабство. ХЗ предусматривают ряд государственных преступлений: б) за кражу бронзового копья в воротах царского дворца — смерть (бронзовое копье в воротах царского дворца как символ охраны неприкосновенности царя); за другие виды кражи, совершенной  там же, назначена лишь композиция; в) если кто разобьет табличку, содержащую решение царского суда, то «дом» его должен быть обращен в развалины, т. е., повидимому, виновный и его семья предаются смерти, а жилище — разрушению; это толкование подтверждается дальнейшим: даже за разбитую табличку сановника, т.е. высокого судьи или должностного лица, виновный карается смертью («отрубить ему голову»); г) если раб поднимется на своего господина, то он должен быть брошен в водоем  (В. В. Струве читает «горшок» вместо «водоем» и полагает, что это означает применение особой мучительной казни); д) за колдовство особого рода (текст неясен) — «должен быть суд царя»; е) караются также определенные преступления против религии, ибо господствующая религия есть религия государственная, а государство организует и охраняет культ; караются, например, нарушения границ земельной собственности, поставленной под защиту религии.


2. Преступления против собственности

«При рабовладельческом строе основой производственных отношений является собственность рабовладельца на средства производства, а также на работника производства — раба...»,38) — поэтому всякое посягательство на собственность рабовладельца, в том числе на раба, решительно карается и пресекается законом рабовладельческого общества.

а. Посягательства на земельную собственность: 1) посев семян на чужом засеянном поле: прежде виновный отвечал за это жизнью — в плуг запрягали двух быков, виновного клали затылком на плуг, а быков гнали в противоположные стороны. Это жестокое наказание, в котором гибли жертвы (убивался как человек, так и быки) объясняется религиозной охраной границ землевладения; границы его освящаются религией, и потому преступление против границ считалось преступлением против религии, хранительницы земельной собственности. Но по II таблице вместо жертв человеком и двумя быками требуется только искупительный взнос трех овец и материальное возмещение (§§ 166-168, II); 2) за нарушение границ чужого поля хозяин его вправе отрезать себе 1 пессар поля нарушителя и получить сверх того материальное возмещение (§ 168, II); по поводу своеобразного закона о том, кто купит поле и при этом «нарушит границу», см. примечание к § 169, II.

б. В ХЗ можно отметить четыре вида ответственности всякого, кто похитит свободного или раба путем увоза в другую страну, например, в полузависимую от хеттского царства Лувию (Арцаву) или обратно.

Строже всего карается похищение лувийцем кого-либо из Хаттуса в Лувию — быть может, свободного или даже рабовладельца-хетта: за это похититель обязан отдать весь свой дом (pir), т. е. дом, включая членов семьи, рабов, скот и прочее имущество.39) Почти так же сурово наказывается всякий, в том числе хетт, похитивший лувийца (раба?), и увезший его на его родину в Лувию из г. Хаттуса: похититель дает 6 человек (прежде 12) и отвечает за уплату своим домом, ибо такое похищение равносильно предоставлению рабу (как возвращенному на родину) свободы, что подрывает основы рабовладельческого строя (§ 19, I). Но закон требует не наказания, а лишь возмещения, если аналогичное деяние совершено вне пределов Хеттской страны: за похищение раба-хетта хеттом же из Лувии в Хаттус похититель дает 12 сиклей, т. е. стоимость раба, и свой дом в обеспечение уплаты, ибо, попав на родину, раб-хетт, [303] надо полагать, становился свободным; вернуть его было уже нельзя, и поэтому возмещалась лишь его стоимость. Наконец, раб не-хетт, похищенный из Лувии в Хаттус, оставался рабом; поэтому при похищении из Лувии такого раба, принадлежащего лувийцу и доставленного в страну Хаттус, если этого раба найдет его господин, то он может только взять его себе (§§ 19 и 20, I), как свое достояние, но «возмещения быть не должно». Таким образом, похищение хеттом раба из союзной Лувии — не преступление.

Если раб сам убежит, то схватившему его господин раба должен дать только обувь (за раба, схваченного на близком расстоянии), но если раб успел уйти дальше, то господин должен дать 2 или 3 полусикля, в зависимости от того, будет ли раб схвачен по ту или по эту стороны реки (Галиса). За раба, бежавшего в Лувию, должно заплатить доставившему его 6 полусиклей; если же раб убежит во враждебную страну, то вернувший его обратно вправе оставить его себе (§ 22, I). В других случаях за бежавшего раба платит хозяин очага, у которого раб будет найден его господином, за каждый месяц пользования его трудом — по 12 полусиклей за мужчину и 6 полусиклей за женщину (§§ 22-24, I). О похищении женщины — §§ 28, 35, 37, I — см. выше, IV, 1, б.

в. Кража: 1) Огромное значение скота в хеттском хозяйстве, основанном в значительной мере на скотоводстве, вызывало жестокую уголовную охрану собственности на скот, по особой, точно определенной таксе (§§ 57-59, 63-65, 67-71, 81-83, 85, 91-92, 1). Если хозяин сам найдет украденный у него скот (быка, лошадь, мула, осла), то он сам может взять свое, а вор должен заплатить вдвойне и отвечает за уплату своим домом (§§ 70 и 71, I).

2) За кражу в доме вор обязан, кроме возвращения взятого, заплатить 12 полусиклей или же больше или меньше этой суммы, смотря по тому, сколько украдет (прежде платил 1 мину), а также отвечает своим домом; раб за кражу в доме возвращает все взятое и платит 6 полусиклей (или же больше или меньше — сколько украдет); кроме того, у раба отрезают нос и уши и лишь после того отдают раба его господину; если не платит господин, то сам раб должен быть обеспечением убытков потерпевшего. Аналогичен закон о краже зерна из амбара: если в сохранившемся тексте нет описки, то за такую кражу отвечает своим домом и вор-раб (§§ 94-97, I). Это показывало бы, что, в виде исключения, рабы могли иметь свое хозяйство. Закон (§ 49, I) особо оговаривает, что в случае кражи, совершенной (если мы правильно понимаем термин ḫipparas40)) пленным, посаженным на землю под условием выполнения повинностных работ — «луцци», — лично пленный не дает возмещения. За воровство, совершенное таким пленным, отвечает организованная «группа» пленных (так, вероятно, следует понимать термин twikkanz), в порядке круговой поруки. Такой пленный, очевидно, является государственнным рабом и, как таковой, не имеет личной собственности, из которой он мог бы платить возмещение; (между тем, возможно, что возмещение за свои деяния могли платить даже некоторые наиболее привилегированные частные рабы). Все, что имеет такой пленный в качестве как бы пекулия, есть собственность государства. Из этого пекулия может быть дано возмещение, но не лично пленным, а всей «группой», создание которой имело, очевидно, целью обеспечить круговой ответственностью покорность самостоятельно хозяйствующего государственного раба и предупредить его бегство. [304]

Многочисленные специальные виды кражи, различаемые по предмету кражи, имеются во II таблице ХЗ: мы находим здесь только композицию, т. е. одно денежное возмещение за кражу, иногда с условием, что виновный отвечает своим домом за уплату (§§ 101-104, 108-110, 119-122, 125, 127, 129, 142-144, II).

Обращают на себя внимание некоторые моменты во II таблице, по сравнению с ХЗ, I, 1. Тяжесть наказания за кражу: денежная сумма растет или виновный отвечает своим домом, а личное воздействие отпадает (§§ 101, 121, 122, 129, II). 2) Раб платит за кражу вдвое меньше свободного (например, §§ 101, 132, 142-143, II), что означает не «гуманность» закона (ибо платит не раб, а его господин): это — ослабление ответственности рабовладельца, ибо рабов становилось все больше, надзор за ними и меры подавления затруднялись, а раб поднимался на господина (§ 173, II). 3) Особый, своеобразный случай — кража створки двери в гневе. Как бы мало ни стоило то, что при этом пропало, вор обязан возместить все пропавшее имущество и сверх того уплатить 1 мину, т. е. 0,5 кг серебра, а также отвечает за уплату своим домом, ибо, похитив створку двери и тем открыв для всех вход в дом, вор сделал возможным похищение всего, что было в доме, и потому отвечает за все похищенное, независимо от того, взял ли он сам «в гневе» что-либо (§ 127, II). Возможно, что речь здесь идет о каком-то обычае мести, так как из текста параграфа не видно, чтобы унос дверной створки «в гневе» преследовал сам по себе корыстные цели, хотя закон в карательных целях и приравнивает это действие к грабежу. 4) За кражу строительного леса вор обязан не только возместить стоимость украденного, но и загладить вред в натуре (посадив деревья вместо украденных) или уплатить уголовный штраф с учетом тяжести содеянного (например, § 103, II); вор также обязан возместить украденные кирпичи — вдвойне, а камни, взятые из фундамента,— впятеро (§ 128, II). Кража деревьев, общий вес которых превышал 3 таланта, подлежала царскому суду, т. е. более тяжкому наказанию (§ 102, II).

г. Присвоение находки родственно краже. Находку должно вернуть хозяину, который должен заплатить вознаграждение; кто не отдает находки хозяину, тот — вор (§ 45, 1). В отношении найденного скота, как одного из важнейших элементов хозяйства страны, действуют следующие правила. Кто сведет тавро у найденного племенного быка,41) жеребца или барана, обязан возместить присвоенное семикратно (7 голов рогатого скота, лошадей или овец) и отвечает за уплату своим домом (§§ 60 и 62, I). Правильно поступит нашедший, если пригонит найденный скот к царскому дворцу, а если скот окажется в открытом месте, то старейшины присудят его нашедшему, и он сам запряжет его. Если после этого придет хозяин скота, то может взять его, не трогая нашедшего (не в праве «схватить» его). Но тот, кто держит чужой скот, не присужденный старейшинами, тот — вор (§ 71, I). Ср. также §§ 72-73, 79-80, 86, I, и § 35, III).

Таким образом, всякое присвоение находки, особенно скота, уголовно наказуемо; присвоитель отвечал сперва семикратно (§ 60, I), а позднее — втройне (§ 35, III), особенно, когда присвоение было отягчено мошенничеством (сведение тавра).

д. Повреждение чужого скота иногда является уголовно наказуемым, поскольку взыскивается не только возмещение, но и уголовный штраф (например, искалечивший быка — вор, § 73, I); не возвративший другому свинью вместо околевшей от его побоев — вор (§ 86, I). Но в ряде случаев трудно видеть, назначается ли виновному в повреждении скота наказание сверх возмещения стоимости, или взыскивается лишь одно возмещение стоимости: в последнем случае это есть лишь имущественное возмещение за причинение вреда, о чем выше (III, 3).

е. Поджог. За поджог дома свободный должен построить дом потерпевшему и обязан к возмещению за гибель людей и скота при пожаре.42) Если же подожжет [305] раб, то ему отрезают уши и нос, а затем передают господину, который платит возмещение за поджог; если он не заплатит, то сам раб отдается пострадавшему в обеспечение убытков. За поджог сарая виновный должен построить сарай, а если в нем сгорел и хлеб, то поджигатель обязан возместить его не позднее весны (§§ 98-100, I). Если от огня сгорит возделанный сад или виноградная лоза, или гранатовое дерево, то виновный в этом платит по 6 полусиклей за дерево, обязан посадить саженцы и отвечает за уплату своим домом; раб платит 3 полусикля. Если кто разведет на своем поле огонь, от чего сгорит соседнее неубранное поле, то виновный должен отдать потерпевшему «хорошее поле», а себе может взять сожженное и снять остатки урожая (§§ 105-106, II).
3. Преступления против личности (против жизни и здоровья)

а. Убийство. Законы против убийства мы находим уже в ЗТ (§ 49), который устанавливает, что «господин крови» (т. е. глава семьи убитого43)) имеет право либо требовать смерти убийцы, либо требовать композиции, и царский суд в это не может вмешиваться. Это — пережиток обычая кровомщения, хотя борьбе с ним, вообще говоря, и посвящен ЗТ. В частности, ЗТ устанавливает ответственность за убийство (даже за цареубийство) одного только самого убийцы; родные убийцы не отвечают за преступление, и имущество убийцы-рабовладельца не подлежит конфискации. Правда, это относится в сохранившемся тексте только к царю, членам царского дома и высшим сановникам; но общий смысл ЗТ заставляет предполагать (как указывает и акад. В. В. Струве), что эта норма имела общее значение.

В ХЗ композиция в большинстве случаев вытеснила не только кровомщение, но и смертную казнь за убийство. По ХЗ лишь в одном или двух случаях убийство не погашается имущественным возмещением за него: 1) если человек умрет от того, что другой «предал его огню» (путем колдовства?), то виновный должен дать за него своего сына (? — § 44, I); 2) если река унесет человека, который на воле (или быке) пересекал реку, а другой оттолкнет вола, схватив его за хвост, чтобы самому пересечь реку, то виновного в смерти унесенного рекой «надо взять» (§ 43, I). В других случаях за убийство предусмотрена лишь композиция, различная в случае предумышленного и не осторожного убийства, — в порядке имущественного возмещения вреда господину убитого (§§ 1-4, I, § 174, II). Во всех этих случаях виновный должен еще также взять на себя погребение умершего и отвечает за композицию своим домом. Кому платится возмещение? — Закон молчит; надо думать, что за раба все получает его господин, а за членов семьи — глава этой «отцовской» семьи, за смерть же самого главы — его наследники.

В качестве композиции виновный должен отдать от одного до четырех человек. Кто эти люди, выдаваемые в качестве возмещения, — рабы или свободные? Повидимому, скорее всего рабы, а если их нет, то, вероятно, члены семьи убийцы. Таким образом бедняку приходилось иногда отвечать и за чужую вину, а богатые несли за убийство только имущественную ответственность.

За убитого по неосторожности раба (или рабыню) господин его получает от виновного половину того, что должно быть возмещено за неосторожно убитого свободного человека (§ 4, I). В последней (III) таблице ХЗ, по мере развития денежных отношений (см. выше, начало раздела III), за убитого раба убийца уже дает не человека, а лишь некоторое (неразличимое в таблице, но, повидимому, значительное) количество мин [306] серебра44) (за рабыню 2 мины); ни хоронить убитого, ни отвечать своим домом не надо (§ 2, III).

По тем же основаниям за жизнь убитого купца убийца дает не людей, а «серебро». По I таблице различается: если купец — хетт, то убийца платит 1 1/2 мины и отвечает своим домом, а если купец убит в Лувии или Пале (т. е. во время торгового путешествия), то, кроме серебра, убийца возмещает еще и похищенное у купца имущество; если купец убит в стране Хеттов, то убийца еще должен и похоронить его (§ 5, I). По III таблице, это территориальное различие не упоминается, но говорится лишь об убийстве купца из Хаттуса, т. е. хетта: его жизнь ценится уже гораздо дороже — 6 мин (вместо 1 1/2) за его убийство по мотиву «гнева», т. е. может быть и неосторожное, но без его ограбления; если же купец убит из корысти, т. е. во всяком случае умышленно, то убийца должен возместить похищенное имущество втройне, сверх уплаты (неразличимого количества мин) серебра.

Различие мотивов убийства, корысти и гнева, умысла и неосторожности показывает новый важный шаг вперед в развитии хеттского права (§, 3, III).

Наконец, если убийца или причина смерти неизвестны и человек умрет в чужом поселении, то хозяин участка, на котором он умрет, должен отрезать «1 1/2 пессара поля» и похоронить умершего (§ 6, I); если же он умер «на чужом поле», то хозяин поля должен отдать за умершего поле, дом и 1 мину серебра, а за женщину — 3 мины серебра, т. е. хозяин поля презюмируется убийцей или попустителем убийства; если же умерший найден не на частновладельческой земле, а в открытой местности, то ближайшее селение (до 3 «беру», т. е. около 20 км от места, где найден умерший) платит возмещение; если на таком расстоянии поселения нет, то нет и возмещения (§ 4, III).

б. Всякого рода телесные повреждения влекут за собой композицию по особой, точно определенной таксе (§§ 7-16, I, §§ 5-15, III). Сюда же относится и колдовство, причинившее болезнь, (без признаков политических, выше, пункт V, 1 — §§ 10, I, 8, III). По II таблице, если, убивая змею, виновный назовет чужое имя (с намерением причинить ему смерть путем колдовства), он должен заплатить 1 мину серебра; раб за то же деяние карается смертью, как за возможный акт классового сопротивления рабовладельческому гнету (§ 170, II).

За причинение выкидыша свободной женщине платится композиция по 1 полусиклю за каждый месяц беременности, в зависимости от момента преступления, и виновный отвечает своим домом; за выкидыш рабыни платится вдвое меньше (§§ 17 и 18, I). То же соотношение — за перелом руки или ноги, за откушенный нос или покалеченное ухо, за выбитый зуб или глаз (§§ 5-15, III).

Точное указание меры композиции имеет большое значение для некоторых выводов: из этих указаний видно, что здоровье раба в III таблице ценится в 4-5 раз дороже, чем иногда ценилось здоровье раба по I таблице; больше того, например, за нос, отрезанный рабу, платилось по I таблице даже в 40 раз меньше, чем свободному.45) Это можно объяснить возросшим значением раба в хозяйстве Хеттского государства и его более высокой ценой на рынке,46) а также таким расширением границ Хеттского государства за счет завоевания соседних областей, что сегодняшний раб был еще вчера свободным и самостоятельным лицом, т. е, инициативным работником, не похожим на того наследственного раба, который неоднократно продается и пассивно переходит из рук в руки как товар. Ценность рабов в новых экономических условиях, цена их здоровья в хозяйстве уже не соответствовали их прежней оценке в ХЗ, I, она была увеличена до половины цены здоровья свободного. Повышенная в законе оценка [307] здоровья отдельных органов тела раба и здесь не является этическим актом «гуманности» хеттских рабовладельцев, а трезвой экономической оценкой стоимости раба, как рабочей силы, за повреждение которой рабовладелец в своих классовых интересах требовал полного возмещения.
4. Преступления против устоев семьи47)

Карается связь: а) с матерью, с мачехой (при жизни отца), с дочерью или сыном (наказание не указано: возможно, смерть48)) (§ 189, II); освобождаются обе стороны от наказания, если связь была добровольной (§ 190, II). Нет наказания и за связь свободного с рабынями (прижитыми от его отца?) или их матерями, и за связь отца и сына с одной и той же рабыней или блудницей (§ 194, II); б) карается связь с женой брата (при брате живом), с сестрой жены или о ее матерью (§ 195, II).49)

Но наиболее важным моментом является обеспечение верности жены. Поэтому в) за насилие мужчины над женщиной в горах карается смертью только виновный, ибо женщина здесь не могла звать на помощь; но если виновный «схватит ее в самом доме», то муж вправе убить их обоих, если застанет; наказанию он не подлежит. Муж, заставший жену и ее совиновника in flagranti, может со словами «пусть жена не умрет» привести жену и совиновника во дворец на суд царя, и тогда они оба сохраняют жизнь; если же муж скажет: «пусть оба умрут», то царь либо «убьет» их, либо помилует, но помилованный уже не вправе приближаться к царю (§§ 197-198, II); г) наконец, карается часто встречавшееся в скотоводческих обществах скотоложество (§§ 187, 199-200, II).


________________
36) Совершивший преступление считался ритуально нечистым, а следовательно, (даже в случае помилования) неспособным к выполнению известных функций (жреческих, придворных); отсюда своеобразное «правопоражение» в ХЗ (например, § 199 и 200, II).

37) ЗТ (§ 50) общим образом устанавливает, — в изъятие из провозглашаемого им принципа только личной ответственности — ответственность всей семьи «колдуна» и подсудность колдовства царскому суду, причем обнаруживший колдовские действия обязан сам доставить виновную семью на суд под страхом того, что чары падут на него самого.

38) И. Сталин. О диалектическом и историческом материализме, «Вопросы ленинизма» , 11-е изд., стр. 555.

39) В отличие от parnan «дом, усадьба и хозяйственное имущество».

40) Нейфельд считает, что точное значение слова ḫipparas еще неизвестно; «вне сомнения», оно относится к «лицу низшего класса», неспособному иметь собственность, пользоваться правами и отвечать за правонарушения; за него отвечал twikkanz как юридическое лицо (ук. соч., стр. 120). Однако Нейфельд, критикуя Фейгина и Кюка, не приводит объективных данных, обосновывающих его построения, и не объясняет, что же это за бесправное лицо, но не раб и даже член юридического лица. Вместе с тем, по Нейфельду, «хиппар» — «это нечто похожее на раба корпорации в римском праве» (со ссылкой на Бакленда). Значит, не раб, но похож на раба: эта противоречивость не лучше начальной «неизвестности».

41) Собственно, вообще быка-производителя (то же касается жеребца и барана).

42) Толкование Нейфельда, противоположное переводу Эбелинга и Вальтера, считаем филологически и логически более оправданным. См. Нейфельд, ук. соч., стр. 122-123.

43) Это, конечно, не «председатель суда», как думает И. Фридрих, Aus dem bethitischen Schrifttum, «Der А. О.», 24, 3, прим. к § 49; ср. аналогичное выражение «господин души» в САЗ, § 2, I.

44) Если только в данном случае нет описки, подобной встречающейся и в других местах текста ХЗ.

45) Свободному возмещение платилось в данном случае не только за телесное повреждение, но и за оскорбление.

46) Возможно, и за счет притока в страну серебра в виде дани и военной добычи.

47) Включая «против естества».

48) Так толкует соответствующий термин и Холт.

49) Если правильно наше понимание § 191, II, то карается также связь свободного annanekus, если ему было известно об их родстве с ним.




Дата последнего изменения: 23.05.2010 в 15:01